Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

Гром Победы Бессмертного полка

Материалы смотров-конкурсов

Суворов

Актуальный материал 

«Видимо, просто пришло время Суворова...»

Беседа с председателем КРОД в поддержку прославления А.В. Суворова в лике святых Русской православной церкви «Суворовское движение»
К.В. Кудиновым.

 

"Суворовский" календарь на 2017 год

Суворовский календарь на 2017 год

Монография "Азовская икона Божией Матери"

Скачать монографию "Азовская икона Божией Матери"Скачать монографию "Азовская икона Божией Матери"

2 января - день поминовения святого праведного Иоанна Кронштадтского. 2 января 1909 года (20 декабря 1908 г. по ст.ст.)



 

Казак без веры - не казак!


Патриарх Кирилл видит в казаках «авангард православного воинства»

Патриарх и казаки


Павел ХаритонинПавел Харитонин

Павел Харитонин
автор и исполнитель, кубанский казак


 

 Книга Русанова Е.А. "Пробуждение голоса" 

СкачатьСкачать


 

 Кронид Обойщиков

Перейти на страницу автораПерейти на страницу автора


 

Приложения к газете "Суворовскiй редутъ"

СкачатьСкачать

СкачатьСкачать

Духовный облик Великого полководца

 

Духовный облик Великого полководца

 

 

      Величайший полководец XVIII столетия  Александр Васильевич Суворов (1730-1800), имевший титулы: Рымникский, светлейший князь Италийский, граф Российской и Римской империи, генералиссимус российских морских и сухопутных войск, фельдмаршал австрийских и сардинских войск, Сардинского королевства гранд и принц, награжденный за выдающиеся боевые заслуги высшими российскими и зарубежными орденами, был истинно православным, глубоко верующим христианином; отец солдатам и скромнейший человек, завещавший написать на своей надгробной плите всего три слова: “Здесь лежит Суворов”.


      Можно с уверенностью сказать, что мало найдется в мировой истории полководцев, у которых так сильно было бы развито духовно-нравственное начало, как у Суворова. В его вере в промысел Божий, в его милосердии, целомудрии и простоте таилась огромная сила. Об этом хорошо писали авторы биографии Суворова в дореволюционных изданиях, умалчивали в советских изданиях, уделяя больше внимания воинскому таланту Суворова, а сейчас наиболее полно и глубоко освещено духовно-нравственное начало личности Суворова в книге Марии Георгиевны Жуковой “Твой есмь аз Суворов”, дочери продолжателя суворовских традиций великого русского полководца, маршала Г.К. Жукова.


      В день празднования 100-летия со дня кончины Суворова, Александр Васильевич был назван “русским Архистратигом”. Как святой Архистратиг Михаил – вождь воинства Небесного, так и Суворов – вождь воинства земного, всегда ставил на первое место веру в Бога, которая крепко связывала его с “витязями-офицерами” и “чудо-богатырями”- солдатами и помогала одерживать блестящие победы над врагами.


      Суворов в святом крещении был наречен в честь святого благоверного князя Александра Невского, великого воина и дипломата, защитника Руси (память которого отмечается 23 ноября старого стиля). Мальчиком Суворов был хил и слаб, не отличался крепким здоровьем. Но еще ребенком Суворов любил читать книги о святых людях и о давних воинах, о сражениях и подвигах. По совету друга семьи Суворовых, старого генерала Ганнибала, отец Суворова Василий Иванович отдал юношу Александра рядовым в Семёновский полк. Находясь в полку, Суворов посещал кадетский корпус. Поступив в полк, Суворов одевался настоящим солдатом, учился с увлечением, изучал военные науки, закалял свое тело, укреплял здоровье, всегда молился Богу и был честен совестью, всякую обязанность или служебное требование исполнял с величайшей точностью.


      Почти никаких подробностей о его службе в нижнем звании до нас не дошло, кроме одного случая, который он сам впоследствии рассказывал. Из числа военных занятий мирного времени караульная служба наиболее важна и исполняется почти без изменений в военное время. Поэтому строгое исполнение всех требований караульной службы есть непременное условие солдатского воспитания и образования. Именно в этом солдату Суворову пришлось однажды выдержать испытание. Будучи в Петергофе в карауле, он стоял на часах у Монплезира. Императрица Елизавета Петровна проходила мимо, Суворов отдал ей честь. Государыня обратила на него внимание и спросила, как его зовут. Узнав, что он сын Василия Ивановича Суворова, хорошо известного ей, она достала серебряный рубль и хотела дать молодому Суворову. Он отказался взять, объяснив, что караульный устав запрещает часовому брать деньги. “Молодец, – сказала Государыня – знаешь службу. Как сменишься, так возьми”. Рубль этот Суворов хранил всю жизнь.


      Солдатская наука далась Суворову легко. Девять лет служил он в Семеновском полку в солдатском звании. Эти годы не прошли для него напрасно. Он полюбил солдат, а солдаты полюбили его. Суворов научился говорить их языком, и в дальнейшем мог просто и ясно объяснить военные премудрости самому непонятливому солдату. Он последовательно производился в капралы, подпрапорщики, сержанты, а в 1754 году был произведен в офицеры. Став офицером и поступив в Ингерманланский пехотный полк поручиком, Суворов старался и дальше не оставлять военные науки.


      Суворов не хотел быть только ремесленником военного дела, хотя и ставил его выше всякого другого. Из предметов общего образования, история и литература стояли для него на первом месте. Литературные знаменитости последнего времени были ему хорошо известны, и он любил их цитировать при удобном случае. Он не только много читал, но и пробовал сам писать. Попав на войну, Суворов убедился, что солдат требуется обучать для войны иначе, не так как они были обучены в мирное время.
      В 1763 году 33-летний Суворов, уже полковник, стал командовать Суздальским пехотным полком. Солдаты тогда служили в полку всю жизнь. Молодыми рекрутами поступали они на военную службу, а уходили седыми стариками. При полку было много солдатских и дворянских детей, которые ничему не обучались. Суворов живо принялся воспитывать свой полк. Он выстроил здание и открыл в нем две школы – для дворянских и солдатских детей, разделил их на классы и сам преподавал арифметику, Закон Божий, сам составил молитвенник для детей и краткий катехизис.
     В 1764 году, будучи командиром Суздальского пехотного полка, Суворов основал и построил в Новой Ладоге деревянную церковь во имя святых апостолов Петра и Павла, которая с тех пор называлась Суворовской. Суворов сам лично носил бревна для этой церкви и вырезал для неё деревянный крест. Будучи командиром Кубанского корпуса, строил крепости на Кубани, и по личному распоряжению Суворова в 1778 году была построена церковь в Ейском укреплении, в которой он любил молиться. С именем Суворова связана закладка Екатеринодара, и укрепление России на кубанских землях.


      Суворов ненавидел праздность, а постоянный труд и молитву он считал непременным условием достижения высших требований службы. Непобедимость суворовских “чудо-богатырей” заключалась в натренированности тела к любым тяжким испытаниям и в высокой духовно-нравственной силе их духа. Суворов сам отличался высоконравственной жизнью; милосердие, благотворительность, правдолюбие, целомудрие были добродетелями, украшавшими его. Строгую нравственность Суворов считал обязанностью христианина-воина. Суворов сам регулярно прибегал к церковным таинствам, молился, проезжая мимо церкви, клал земные поклоны перед образами, строго держал посты, крестился, входя в комнату, садясь за стол. Суворов начинал и заканчивал день молитвой. Перед обедом адъютант его читал “Отче наш” и каждый из гостей должен был отвечать “Аминь”. Особую ревность Суворов имел к церковной службе, сам читал Апостола и пел в церковном хоре. Благочестие его проявлялось в постоянных заботах по содержанию старых и сооруженнию новых церквей. Твердая вера в Бога, крепкая на Него надежда, усердная молитва, низводя невидимо помощь Божию, видимым образом сказывается в подъеме духа армии, в мужестве и энергии. Знали это предки и говорили: “Кто боится Бога, тот неприятеля не боится”.


      В самом деле, человек верующий, всецело преданный Промыслу Божию, терпеливо переносит все лишения и испытания, спокойно и смело идет навстречу всякой опасности. Для него не страшна смерть. «За веру святую, за царя-батюшку, за землю родную положу жизнь и душу: на то давал присягу», - в простоте сердца рассуждает русский воин и безбоязненно вступает в бой с неприятелем. Он знает, что за смерть на поле боя ему уготовано Царствие Небесное, ибо “нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя” (Евангелие).


      Все одержанные в прежние времена победы русских войск над врагами, в несколько раз сильнейшими и более к войне подготовленными, сопровождались великим подъемом религиозного чувства воинов. Помощь Божия, снисканная благочестием наших предков, венчала их победой. Суворов, как никто, сознавал это. Он говорил: “Безверное войско учить - что перегорелое железо точить”. Молитвой он всегда подготавливал войска к битве и одерживал блистательные победы. В своем завещании потомству Суворов пишет: “Все начинайте с благословения Божия и до издыхания будьте верны Государю и Отечеству”. “Помилуй Бог!” было обычным восклицанием Суворова. Соратников своих, Багратиона и других, Александр Васильевич приветствовал: “Бог на помощь!” На что они обыкновенно отвечали: “Помилуй нас Бог!” или “Господи, помилуй!”


      Его “Тетрадь капральских бесед” начиналась советом: “Молись Богу, от него победа!”, а далее проводились обязательные для каждого воина молитвы: “Пресвятая Богородице, спаси нас!”, “Святителю отче Николае Чудотворче, моли Бога о нас!” и пояснялось так: “Без сей молитвы оружия не обнажай, ружья не заряжай, ничего не начинай!” Плодотворность этого совета особенно выразилась в итальянскую компанию, где на семьдесят пять убитых врагов приходился убитым только один русский солдат. Более того, солдаты, которые имели несгибаемую веру и молились, оставались невредимы и даже не имели обморожений во время перехода через Альпы, те же, которые такой веры не имели, отмораживали и руки, и ноги. О таких Суворов говорил: «Они Богу неугодны…” В “Тетради капральских бесед” говорится: “Короток взмах сабли, короток и штык, а врагу смерть. Божия же помощь быстрее мысли воину доблестному; посему просящего в бою пощады – помилуй, кто мститель – тот разбойник, а разбойникам Бог не помощник!”


      Как понимал Суворов воинскую присягу? Нынешнее объяснение присяги говорит, что присяга есть клятва и кажется поэтому слабодушным только “цепью”, приковывающей их насильно к исполнению долга. Суворовское же объяснение присяги говорило прямо к сердцу: “Один десятерых своей силой не одолеешь, помощь Божия нужна! Она в присяге: будешь богатырь в бою, хоть овцой в дому; а овцой в дому так и останешься, чтобы не возгордился…”


      Такое истолкование присяги, как завета с Богом, ободряла слабодушных, которые познавали, что в бою получат и храбрость, и силу от Господа. Суворов был непоколебим в своем уповании на Бога. В этом следует искать источник его гениальности, как полководца. Озарение свыше и сила Господа воинству дарованы были душе “ведущей воскликновение”. Например, при Треббии, в решающий момент, когда никакая тактика не помогала, Суворов, спрыгнув с лошади, пал ниц на землю и в молении к Богу пробыл в таком положении несколько минут, потом озаренно отдал такие приказания, что русские войска победили…
(Продолжение следует)



Духовник Краснодарского краевого
общественного объединения «Кадетское
суворовско-нахимовское братство»,
настоятель Свято-Преображенского храма
г. Геленджика, выпускник Киевского CВУ-73
Протоиерей Виталий КОВАЛЕВ