Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

Гром Победы Бессмертного полка

Материалы смотров-конкурсов

Суворов

Актуальный материал 

«Видимо, просто пришло время Суворова...»

Беседа с председателем КРОД в поддержку прославления А.В. Суворова в лике святых Русской православной церкви «Суворовское движение»
К.В. Кудиновым.

 

"Суворовский" календарь на 2017 год

Суворовский календарь на 2017 год

Монография "Азовская икона Божией Матери"

Скачать монографию "Азовская икона Божией Матери"Скачать монографию "Азовская икона Божией Матери"

2 января - день поминовения святого праведного Иоанна Кронштадтского. 2 января 1909 года (20 декабря 1908 г. по ст.ст.)



 

Казак без веры - не казак!


Патриарх Кирилл видит в казаках «авангард православного воинства»

Патриарх и казаки


Павел ХаритонинПавел Харитонин

Павел Харитонин
автор и исполнитель, кубанский казак


 

 Книга Русанова Е.А. "Пробуждение голоса" 

СкачатьСкачать


 

 Кронид Обойщиков

Перейти на страницу автораПерейти на страницу автора


 

Приложения к газете "Суворовскiй редутъ"

СкачатьСкачать

СкачатьСкачать

Мария Жукова. Суворовский канон

 

Суворовский канон

«Твой есьм аз» Суворов. Москва 1998.Составитель Мария Георгиевна Жукова.

 

 

      В феврале-марте 1800 года тяжело больной Суворов останавливается на время в своем кобринском имении. Он обращает свои мысли к Богу. А так как шел Великий пост, то он прово­дил его со всей строгостью, предписанной цер­ковным уставом. Все это не нравилось при­сланному для его лечения лейб-медику Вейкарту, но все его протесты и уговоры были тщетны. Суворов ревностно посещал церковные служ­бы, несмотря на болезнь клал земные поклоны, и даже Вейкарта заставлял, хотя тот и не был православным. Сохранились лишь заключи­тельные слова составленной Суворовым в то время записки: «Будь христианин, Бог Сам даст и знает, что когда дать».
Беспокоясь о судьбе сына Аркадия, боль­ной Суворов пишет для него десять заповедей, которые начинались словами: «Почтение Бога, Богоматери и святых состоит в избежании от гре­ха, источник его ложь, сей товарищи — лесть, обман».


      Наконец, всем сердцем обратившись: Богу, Александр Васильевич пишет «Канон Спасите­лю и Господу нашему Иисусу Христу», который заканчивается словами: «Се на умоление пред­лагаю Тебе, Господи, Матерь Твою Пречистую и всех от века Тебе угодивших. Молитва их у Тебе много может. Приими ходатайство их за меня недостойнаго. Не вем уже, что более Тебе изрещи: Твой семь аз и спаси мя».


      Весной в первый день Пасхи Суворов был в Риге. Здесь, через силу одел он на себя фельд­маршальский мундир, отстоял в церкви заутре­ню и разговлялся у губернатора. Но после этого болезнь его усилилась, он едва мог ехать. В Стрельне его встретили многочисленные друзья из Петербурга, дамы сыпали в карету цветы, под­носили детей под благословение.


      20 апреля приехал Суворов в Петербург и ос­тановился в доме своего племянника Д. И. Хвостова, на Крюковом канале, между Екатерининс­ким каналом и Фонтанкой. Здесь две недели сильный дух его боролся с телом. Он то приходил в себя, говорил несколько слов, то терял сознание и лежал так много часов. Доктора предсказывали ему смерть скорую.


      Наконец, 6 мая страдания его достигли выс­шей степени. Он пожелал причаститься Святых Христовых Тайн. После исповеди и причастия мысли его приобрели глубокую ясность и старый полководец задумчиво произнес: «Долго гонялся я за славой — все мечта, покой души — у Престола Всевышнего». И он стал горячо молиться...


      В два часа дня 6 мая по старому стилю или 19-го по новому 1800 года Суворова не стало... Его тело набальзамировали и 12 мая торжественно по­хоронили в Александро- Невской Лавре. Государь Император шел за гробом. Он был задумчив. Весь день ничто не могло его рассеять и время от вре­мени он повторял одно слово «жаль».


      Драгоценные подробности похорон Суворова и участия в них Г Р. Державина сохранились в пись­мах архимандрита Евгения (Болховитинова), впоследствии митрополита Киевского, известного ученого-богослова, историка и писателя.
Приехавший в начале 1800 года в Петербург и определенный префектом Александро-Невской Академии, архимандрит Евгений описывает в письме к другу приезд Суворова, его болезнь, смерть и похороны.


      «Я был в процессии и потому могу коротко описать вам церемониал. Князь лежал в фельд­маршальском мундире, в Андреевской ленте. Лицо князя было спокойно и без морщин... В фи­зиономии что-то благоговейное и спокойное... Улицы, все окна в домах, балконы и кровли пре­исполнены были народу. День был прекрасный. Народ отовсюду бежал за нами. Наконец мы дошли и ввели церемонию в верхнюю монастыр­скую церковь... Проповеди не было... Войска рас­положены были за монастырем. Отпето погребе­ние, и тут-то раз десять едва я могу держать слезы. При последнем целовании никто не подходил без слез ко гробу. Тут явился и Державин. Его поклон гробу тронул до основания мое сердце, он закрыл лицо платком и отошел, и верно из сих слез выль­ется бессмертная ода...» (Державин написал известную оду «Снегирь». — Прим. ред.).


      ...Никто не говорил речей. Суворову они были не нужны. Но все плакали, слушая, как пели придворные певчие 90 псалом Давида, буд­то написанный для Суворова...
«Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится…» Александр Васильевич жил веруя в Бога, молясь ему и постоянно нося Бога в сердце своем, и вот он у Бога.
«Речет Господеви: Заступник мой еси и При­бежище мое, Бог мой и уповаю на Него. Яко Той избавит тя от сети ловчи и от словесе мятежна. Плещма Своима осенит тя и под крыле Его надеешися: оружием обыдет тя истина Его». И вспом­нилось народу, сколько раз нападали на него тур­ки, готовясь захватить его в плен, поляки, французы, сколько завистников, врагов было у него, и Бог спасал Суворова.


      «Падет от страны твоея тысяща, и тма одес­ную тебе, к тебе же не приближится...» Сколь­ко тысяч турок было под Измаилом, сколько по­ляков в Праге, какие силы стерегли его при выходе из Альпийских гор, и никто не взял Суво­рова в плен и не убил его.
«Не придет к тебе зло, и рана не приближит­ся телеси твоему, яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. На руках возьмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою...»


      Разрывались кругом Суворова гранаты, лета­ли пули и картечь, кипел рукопашный бой, он, остался жив. По ледяной круче в горах полз под ним казачий конь и не споткнулся, и не упал в пропасть. И Суворов остался невредим.


      «На аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия». Победил Суворов фран­цузов и турок, раздавил мятежи в Польше и пу­гачевскую смуту.


      «Яко на Мя упова, и избавлю и: покрыю и, яко позна имя Мое. Воззовет ко Мне, и услышу его: с ним семь в скорби, изму его и прославлю его: долготою дней исполню его, и явлю ему спа­сение Мое».


      Когда Суворов был в опале, в селе Кончанском, горячо молился он в своем маленьком храме, и Господь услышал его, взял и просла­вил его. И долго прожил Суворов, и Бог, нако­нец, взял его к Себе и показал спасение Свое.


      Этот псалом был сильнее всякого слова! Он показал народу, какая связь была между под­вигами Суворова, его победами и его сильной любовью и горячей верой в Бога. И все плакали.


      Его схоронили в нижней Благовещенской церкви, возле левого клироса. На плите выбита краткая надпись: «здесь лежит Суворов».